Ирина Столярова и мой путь в искусство. И обратно…
Переверните
устройство

Ирина Столярова и мой путь в искусство. И обратно…

…Они думают, что я не знаю, что такое метафизика! Ха-ха! По себе знаю и по Википедии, конечно. Специально там посмотрел и понял, что это именно то, что я и думал. А начиналось всё так… С давних пор намеревались мы с красивой юной девушкой Ириной Столяровой сделать интервью. Подходили к этому вопросу, очень застенчиво (я, по крайней мере, даже краснел иногда), писал ей письма, как подростки при объяснении в любви говорят — про всякую чушь и с запинками. То есть, интервью-то надо. А про что, хрен его знает.Ну вот про то, что есть замечательная красивая девушка Ирина Столярова. Замечательный информационный повод. У неё есть замечательная коллекция замечательных картин. И что она танцевала в балете и топтала пуантами сцену Большого театра. А сейчас топчет каблуками улицы Лондона и полы на светских мероприятиях, и шейхи арабские регулярно пытаются вывезти её первой женой в свои арабские гаремы… Ну о чём её можно спросить? А чего ты, глупенькая, из Москвы уехала? Засмеёт ведь. Точно засмеёт. И потом её «Вог» уже понарасспрашивал и прочие западные издания, и фотки её на обложке печатали. Дурацкие, правда. Тут я с ней согласен. Тогда Ирина Столярова и говорит, а ты, мол, про искусство порасспрашивай меня, про поэзию всякую.
А с какой стати я её про искусство буду спрашивать, когда я в нём ничего не понимаю? Вернее, я как в нём понимаю. Вот так примерно. Однажды меня с дикого бодуна вместо пивной повезли с утра в Пушкинский музей. За глотком высокого искусства. Ну, меня и так мутит после такси, а мне первым делом давай показывать старинный протухший труп в саркофаге. Не помогло совершенно. Потом ещё какие-то гадости, еле-еле, по стенке, добрался до импрессионистов. Там у некоторых хоть пиво было нарисовано или другое что-то противопохмельное. Но всё равно, любопытно стало. Ведь бывают же картины мимо которых я вроде бы и прохожу уже, а потом — стоп! И торможу. И начинаю смотреть, а чего там такое? Любопытство — это же главное, что движет обывателя в искусство. Особенно такого, как я. И вот я туда внутрь такой картины выдвигаюсь, начинаю озираться по сторонам, если изображено окошко в стене, не премину свою голову в окошко засунуть, и давай ею вертеть туда-сюда из чистого любопытства — а что там ещё видать. Из ненарисованного, из невидимого для нелюбопытного ценителя искусства. Нет, я понимаю, конечно высокие разговоры, про «какой колёр!, какой широкий мазок!, какая щедрая кисть!. а свет-то, свет как подан!». Я и сам этот анекдот долюбливаю… Но чтоб интервью… Да с Ириной Столяровой.. Ну кто я такой? Ну криминальный журналист. Но ведь времена какие? Криминал остался, а криминальная журналистика или убита или выведена с поля. Ну, конечно, как человек в этом деле информированный я задал вопросы Ирине о криминале в искусстве. на что получил исчерпывающие ответы. Вот такое получилось интервью:
— Мафия у вас там сплошная, в вашем искусстве, ты в ней, наверное, мадам Вонг?… — спрашиваю. — Да нет никакой мафии. Что за бредрассудки, — пишет она в ответ. Так и пишет —«БРЕД» и «рассудки»… — Ну хоть там нет, слава Богу,… почти успокоился я, но вновь встрепенулся, — А ты разве не мафия? Похожа, вообще-то… — Кто я??? Да я сама невинность! У тебя мания преследования! Я просто чокнутая коллекционерша…

Перейти ко всем статьям