ГАЗЕТА «КОММЕРСАНТЪ» ОПУБЛИКОВАЛА МАТЕРИАЛ О ВЫСТАВКЕ ВЛАДИМИРА НЕМУХИНА И ЛИДИИ МАСТЕРКОВОЙ
Переверните
устройство
Ирина Столярова. Коллекция «Лететь вослед лучу» | Flying in the Wake of Light Новости искусства XX века
ГАЗЕТА «КОММЕРСАНТЪ» ОПУБЛИКОВАЛА МАТЕРИАЛ О ВЫСТАВКЕ ВЛАДИМИРА НЕМУХИНА И ЛИДИИ МАСТЕРКОВОЙ

ГАЗЕТА «КОММЕРСАНТЪ» ОПУБЛИКОВАЛА МАТЕРИАЛ О ВЫСТАВКЕ ВЛАДИМИРА НЕМУХИНА И ЛИДИИ МАСТЕРКОВОЙ

07/09/2015

Выставка прошла в Московском музее современного искусства. В экспозицию вошли работы из коллекции Ирины Столяровой Flying In The Wake Of Light.

Они познакомились в начале 1950-х, стали жить вместе с 1954 года, разошлись в 1968-м. За это время Немухин и Мастеркова успели подружиться с двигателем раннего нонконформизма Оскаром Рабиным, поучаствовать в выставках в его лианозовском бараке и знаменитой «бульдозерной». После нее Мастеркова уехала во Францию, а Немухин остался налаживать связи с официозом, который решил стать проницаемым для отдельных художников андерграунда. Оба начинали с абстракции в духе антитоталитарной живописи освобожденной от нацизма Европы, заново открывающей для себя прелести мира и погружения в свободу беспредметности. От европейцев, виденных Немухиным и Мастерковой на московском фестивале молодежи и студентов 1957 года и нескольких выставках западных стран, художники взяли понимание искусства как свободы от текстов, призывов и лозунгов в пользу работы с живописной фактурой, которая вольна выплескиваться на холст автоматически, без поверки литературным и идеологическим разумом. Ранние вещи Мастерковой тяготеют к органической абстракции Михаила Матюшина, Немухин более экспрессивен. Пройдя обязательный для нонконформиста беспредметный этап, они нашли свои манеры — очень разные, почти противоположные по вектору. Немухин придумал почти что дадаистский прием, введя в плоскость картины игральные карты. Здесь он шел за Марселем Дюшаном, который впервые ввел в искусство случайность как композиционный принцип, и французскими «новыми реалистами» типа Армана, только без присущего им вещизма. Оттого-то вещи Немухина и не спутаешь с реди-мейдами: перед нами всегда картина, фактурная, нагруженная цитатами из гениев Монмартра и Витебска. Мастеркова избрала более чистую и более сложную дорогу, с редкими исключениями посвятив жизнь прозрачной, почти монохромной абстракции, в которой Малевича столько же, сколько оригами и японской туши.


Перейти ко всем новостям